Історія Католицького Храму у Миколаєві

Город Николаев был основан в 1789 г. по инициативе губернатора Новороссийского края, князя Григория Потёмкина. Место выбрал полковник Михаил Фалеев, который полагал, что устье Ингула до Буга наиболее выгодно для постройки порта и верфи. Строительные работы продвигались очень быстро, и уже в 1792 г. в Николаеве насчитывалось 1566 постоянных жителей, а также 271 строение. Выгодное положение города способствовало возникновению крупного торгового центра. Торговцы заинтересованы были в развитии черноморских путей. Город и возводимые в нем верфи должны были стать огромным рынком сбыта зерна и древесины.

Уже через три года после основания города появилась официально зарегистрированная католическая община, которая вела активную религиозную, культурную, просветительскую и общественную жизнь. Она стала одним из первых христианских приходов в Николаеве. В 1794 г. один из государственных домов был передан католической церкви, несомненно, с целью привлечения в город поселенцев этого вероисповедания, в основном из стран Западной Европы. Этот дом был перестроен в первый католический храм Святого Николая и освящен 20 мая 1794 г. Он находился на месте двора нынешнего костела, выходил фасадом на улицу Молдаванскую (в настоящее время – Декабристов). С 1882 г. улицу переименовали на Глазенаповскую в честь адмирала В.А. фон Глазенапе. Улица, пересекающая ее, получила название: «Католическая», (ныне – Адмирала Макарова).

Одним из первых настоятелей, опекающих небольшой ещё католический приход, был францисканский монах Елисей (Елизеус), в начале XIX века в город приехал итальянский «падрэ», А. Банкаляри, который много сделал для укрепления веры католиков Николаева. В третьей четверти XIX века (примерно в 1857-1871 гг.) администратором николаевской церкви был отец Августин Люткевич, который ставил свою подпись в метрических книгах венчания и книгах усопших. До 1874 г. ксендзом в Николаеве служил Феликс Корман. Он столкнулся с тем, что старый храм был слишком мал для католической диаспоры, насчитывающей около 3000 прихожан. В начале 1874 г. он обратился в Министерство внутренних дел с просьбой о выдаче разрешения на строительство новой церкви. Министерство внутренних дел в просьбе отказало и не дало разрешения на строительство. Таким образом царская власть всячески старалась препятствовать в развитии католического прихода и ощутимые были гонения на христиан католического вероисповедания.

С 1874 г. настоятелем, на протяжении многих лет, был священник Никодим Черняхович, рождённый недалеко от Винницы, ставший деканом («благочинным») Ландауского деканата еще до 1890 г. (Ландау – это католическое, немецкое поселение в 50 км от Николаева, ныне: село Широколановка). Он был причастен к развитию прихода, построил новую церковь, способствовал основанию благотворительного «Католического человеколюбивого общества» и проводил благотворительные акции. Своей деятельностью снискал себе видное положение в городе и признание со стороны местных властей. На основании царских указов был награжден орденами св. Станислава, св. Анны и золотым нагрудным крестом. Черняхович считал приоритетным строительство нового храма. К этому его принуждало все ухудшающееся техническое состояние (сырые стены) и усугубляющаяся неприспособленность старой церкви к динамично развивающемуся католическому приходу. В 1880 г. он получил разрешение на начало сбора денег. Большую помощь строительству храма оказала Городская Дума. Безвозмездно ею была отчуждена земля под строительство, бесплатно выдавались песок и вода из городского колодца. За счет города на улице, напротив храма, поставили чугунные фонари, вымостили тротуар, также бесплатно выделили щебень для устройства дороги вокруг храма и ассигновали 500 рублей на сооружение металлической ограды.

Строительные работы начались в 1891 г. В 1893 году здание было возведено, а в 1895 окончательно завершено. Новая николаевская церковь была торжественно освящена 15 сентября 1896 года Тираспольским епископом Антонием Церром, в присутствии многочисленного духовенства из Херсона, Одессы и других городов. Полюбоваться новым храмом пришли тысячи николаевцев и гостей города. Церковь была построена в эклектическом стиле (с характерными элементами неороманских и неоготических строений) по проекту одесского архитектора Владислава Домбровского. Она сооружена из красного кирпича в плане креста, размером 45х28 метров. Фасад был украшен каменными архитектурными деталями. Две башни, высотой в 49 метров, увенчанные конусными крышами, были выстроены в таком же эклектическом стиле. Окна, украшенные витражами, были изготовлены в Германии: три – в Мюнхене, а два – во Фрейбурге. Боковые часовни и алтарную часть украшали фрески Антония Стшалецкого. По обе стороны главного нефа были установлены статуи Сердца Иисуса и Марии, а между главным и боковыми нефами – святой Антоний Падуанский, подающий хлеб нищему, сидящему у его стоп. Все скульптуры были изготовлены в мастерской Шпетковского в Варшаве. В 1904 г. у входа была размещена памятная доска, посвященная 110-летию существования прихода. Кроме того, в самой церкви помещались две мраморные доски с позолоченными латинскими надписями. На одной из них увековечены были фамилии епископа, настоятеля, и членов строительного комитета новопостроенного храма. Вторая была посвящена тем, кто материально поддержал строительство храма. В церкви был установлен новый орган, немецкого производства, стоимостью 100 тысяч рублей.

Николаевский приход охватывал душпастырской деятельностью всех католиков в радиусе нескольких десятков километров, в том числе церкви в Ларьевке и Гейковке. Количество верующих постоянно увеличивалось: в 1875 г. оно составляло 2354 человека, в 1885 г. – 3050 чел., в 1897 г. – 3331 чел., в 1908 г. – около 7000 чел. и на 1912 г. насчитывалось уже 8000 чел.! В XVIII веке, когда приход был довольно малочисленным, его преимущественно составляли французы, бельгийцы, итальянцы и поляки. В XIX веке в окрестных селах появилось много католиков-немцев, которые нередко переезжали в Николаев. Среди католиков польского происхождения преобладали военнослужащие, зачисленные в ряды царской армии в наказание за участие в польских восстаниях против царской оккупации. Из сохранившихся метрических книг следует, что начиная с третьей четверти XIX в. среди прихожан определенно преобладали католики польского происхождения. На втором месте, исходя из записей, находились немцы, к общине принадлежали также французы, итальянцы, испанцы, шведы, литовцы и представители других национальностей.

О смерти кс. Никодима Черняховича нет достоверных сведений. Предполагается, что он умер около 1923 года в глубокой старости и был похоронен в нашем храме.

Приходская школа действовала со времени основания церкви, то есть с концаXVIII века. Однако, до конца 80-х годов XIX века она не имела собственного помещения. Уроки проводились в квартире священника или органиста. В 1887 господин Аляуди, итальянец, занимавшийся банковским делом, подарил церкви дом по улицы Котельной (на т.н. «Польской Слободке»), в котором открылась начальная школа. В 1893 году она вела работу по начальной программе обучения, занятия дополнялись уроками рисования, трудового обучения для мальчиков и шитья для девочек, а также физкультурой. В приходской школе обучалось тогда ок. 50-60 детей. 15 сентября 1900 года, стараниями настоятеля о. Никодима Черняховича и помощи прихожан, было построено двухэтажное здание из красного кирпича для нужд школы. Находилось оно с южной стороны костела. Размещалась в нем не только школа, но и приют. Для опеки над школами было создано «Человеколюбивое Общество при Римско-католической церкви». Официально оно зарегистрировано 17 марта 1896 г., но деятельность его началась годом раньше. Его основной целью была помощь бедным ученикам, обеспечение их одеждой, пищей, а в особых случаях – денежным пособием; гарантировать прибежище, сиротам – места в приютах, детям – элементарное образование.

После революции начались гонения и репрессии против католиков, так как большевики беспощадно вмешивались в дела церкви. С мая 1926 г. настоятелем николаевского прихода стал кс. Христиан Зиско – один из четырех последних воспитанников духовной семинарии Тираспольской епархии. Родился в селе Ландау (с. Широколановка, Николаевской обл.), в польско-немецкой семье, учился в католической школе в с. Карлсруэ (с. Степовое, Николаевской обл.). Духовный сан получил из рук (на то время единственного в СССР) римско-католического епископа Антония Церра. Активная деятельность и честность молодого настоятеля сильно мешали насаждению атеизма. Большевики открыто сопротивлялись священнику. 25 сентября 1933 г. о. Христиана арестовали по абсурдному обвинению в шпионаже и диверсионной деятельности в пользу Германии. Его приговорили к высшей мере наказания – расстрелу, после чего поменяли наказание на 10 лет лагерей. Но летом 1934 г., все же, расстреляли его в Сиблаге. В 37 лет о. Зиско стал мучеником и героически засвидетельствовал о своей вере.

С о. Христианом Зиско тесно сотрудничали миряне, такие, как органист Лео Гётте, которого большевики дважды арестовывали и подвергли нечеловеческим пыткам, стараясь добиться от него обвинений против настоятеля. Но не сломили его. Лео Гётте больше 8 лет провёл в коммунистических концлагерях, прошел героический путь страданий, своей жизнью проповедуя Христа.

Скудные архивные материалы тех лет заканчиваются лаконичным решением горисполкома: «Николаевский римско-католический храм закрыть». Решение принято в октябре 1935 г.

Итак, в здании храма началась новая, светская жизнь. Новый владелец – городской историко-археологический музей – вряд ли мог дать толк такому сооружению: ремонт, эксплуатация, охрана были явно ему не под силу. К тому же здание не рассчитано для музейной работы. Здесь было недостаточное освещение, не регулировалась температура, и т.д.

Началась вторая мировая война. Костелу пришлось пережить еще одну страницу своей истории. Оккупанты сперва открыли храм для богослужений, а потом закрыли его и устроили в храме бойню. Самое смелое воображение отказывается верить в такое кощунство. Даже большевики располагали в церквах клубы и склады. Как же могли немецкие фашисты устроить такое надругательство? Ответ может быть только один: фашисты, как и их духовные братья – коммунисты, ненавидели Бога и придерживались атеизма с языческим уклоном. А забой скота – сродни языческому жертвоприношению.

После войны осквернённый храм находился в ведении горисполкома. Тот сдал его в аренду военно-строительной организации ВМСУ-44 под клуб. Вопрос о принадлежности «здания по ул. Декабристов, 32», как именуют храм документы этого периода, рассматривалось в Верховном Совете УССР. Переписка длилась более двух лет.

В 1949 г. решением Верховного Совета УССР «здание по ул. Декабристов, 32» все-таки было передано ВМСУ-44. В этом ведомстве бывший храм находился до 1956 г. – до указа Хрущева о расформировании вольнонаемных строительных организаций. Храм вновь оказался бесхозным. В том же 1956 г. здание храма было передано областному управлению профтехобразования под Дом культуры. С целью размещения чиновничьего аппарата в здании была проведена «реконструкция». Великолепное помещение с уникальной акустикой было перегорожено горизонтальным перекрытием и на образовавшемся втором этаже был размещен большой зал. На башнях, вместо крестов повесили звезды, на месте алтаря устроили сцену. В таком виде здание простояло до времен перестройки.

В середине 80-ых годов католики Николаева обратились к властям с просьбой об официальной регистрации римско-католической общины и возвращении храма. Естественно, эти требования были отвергнуты представителями власти. Вопрос был пущен по замкнутому кругу: храм может быть передан только зарегистрированной общине, а община может быть зарегистрирована только при наличии храма. Казалось, нет выхода. Но вера творит и не такие чудеса. Сидоренко Мария Викентьевна, одна из прихожанок, пожертвовала для часовни собственный дом в пос. Широкая Балка. Таким образом, в 1989 году католическую общину удалось зарегистрировать и духовная жизнь прихода сдвинулась с мертвой точки. Во время «застоя» приезжали в Николаев священники, которые правили св. Мессу тайно, в квартире Людмилы и Павла Свидерских. Среди них – о. Игорь Возняк, грекокатолический монах, нынешний архиепископ Львова, о. Владислав Халупяк. В Широкую Балку часто приезжал со св. Мессой о. Леон Малый, который сегодня является римокатолическим епископом помощником во Львове.

Незадолго до всеукраинского референдума и выборов Президента, 25 ноября 1991 г. облисполком принял решение о передаче здания храма местной католической общине. Сразу же появилось множество проблем и главная из них – где взять священника? Ведь в советское время католических священников в Украине не готовили. Первые же украинские священники могли появиться не ранее 2000 г. (по сообщению епископа Широкорадюка).

На помощь пришли польские священники. Вскоре прибыл первый ксендз – о. Кароль Тваровский – настоятель храма в 1992-1994 г.г. из ордена отцов-христусовцев (официальное название ордена: “SocietasChristiproEmigrantibus” – «Общество Христа для Эмигрантов»). 15 февраля 1992 г. храм торжественно освятил епископ Каменец-Подольский, отец Ян Ольшанский. На долю о. Кароля выпали трудные обязанности: ремонт храма и формирование общины. Некоторые сложные работы вели специалисты из Закарпатья. Отец Кароль с прихожанами смог разобрать железобетонное перекрытие; были установлены кресты на колокольнях, заменена крыша, произведена внутренняя штукатурка, побелка, построен гараж и многое другое. Большую помощь оказал епископ Ян. Вместе с о. Каролем в Николаев приехали сестры монахини из ордена Сестёр Поклонниц Крови Христовой. Сестры первоначально проживали в помещениях костела, а потом купили дом на ул. Котельной и организовали там свою обитель. Возглавляла ее сестра Малгожата, помогали ей четыре сестры. Одна из них – сестра Ева – получила благословение самого Папы Иоанна Павла II для работы в Украине. Монахини занимались, прежде всего, подготовкой людей к Таинствам, а также проводили уроки Закона Божия с детьми.

Во время служения о. Славомира Бураковского (1994-1996 г.г.) продолжался ремонт здания. Он заказал у местных художников прекрасные скульптуры, отреставрировал входную дверь, сделал помещения для жилья для священников под крышей бокового нефа храма, в которых они проживали до 2001 года. В сентябре 1996 года было торжественно отмечено 100-летие храма. На праздничной литургии присутствовали более 30 священников разных конфессий, гости из разных городов Украины и Польши, представители городских властей. Правил Службу владыка Ян Ольшанский.

О. Ярослав Гижицкий – настоятель храма в 1996-1999 г.г. (первая каденция в Николаеве) позаботился о реставрации старинных дверей костела, было установлено акустическое оборудование. В приходе появился свой бюллетень «Якорь», семья органистов организовала приходской ансамбль «Sursumcorda».

О. Ричард Карапуда – настоятель храма в 1999-2005 г.г. при активном участии прихожан, продолжал внутренние отделочные работы и украшение храма. Вскоре, часть здания Краеведческого музея была передана под жильё священников и катехетические классы. Основано новое паломничество в Баштанку, на весенний праздник Божьего Милосердия. В 2002 году Папа Римский Иоанн Павел II создал Одесско-Симферопольскую диецезию во главе с епископом Брониславом Бернацким. К ней теперь относится николаевская община. О. Ричард Карапуда активно работал также в Баштанке, Южноукраинске и Очакове. В Южноукраинске отец Ричард добился разрешения для строительства костела и получил участок земли. В Очакове и Баштанке куплены были дома, в которых можно было организовать душпастырскую деятельность.

В 2005 г. вновь настоятелем храма стал о. Ярослав Гижицкий. Он провел подготовительную работу для установки колоколов, которые были освящены 14.09.2006 о. Юрием Нагорным, по случаю 110 годовщины храма. Немецкие католики из г. Бохума подарили большой орган. Инструмент произведен в 1950 г. фирмой Братьев Штокман из г. Верль в Вестфалии, имеет 28 регистров, два мануала и ножную клавиатуру. Для того, чтобы на Рождество 2008 г. орган заиграл, было пожертвовано много средств и трудов не только николаевских католиков, но и иностранцев. 28 марта 2009 г. орган был торжественно освящен епископом Брониславом Бернацким. В этот же день в храме установлена мемориальная доска памяти органиста Лео Гётте, который в 30-е годы много пострадал за веру и остался верен Богу. В ноябре 2009 на стене храма появились еще два других портрета выдающихся настоятелей николаевской общины: ксендзов Н. Черняховича и Х. Зиско.

Следует отметить, что до 1999 года деятельность Николаевской общины распространялась на всю область. Отцы христусовцы обнимали душпастырской опекой приходы в Киселевке, Кривом Озере, потом основаны были приходы в Южноукраинске и Очакове. Следовательно, возникла потребность организовать общину в Баштанке и Первомайске. Ок. 2002 г. назначен был для Кривого Озера, Первомайска и Южноукраинска самостоятельный священник, о. Юзеф Шкварек. В 2005 г. прибыл в Баштанку новый настоятель, о. Александр Вйонцек и таким образом Баштанка отделилась от николаевской общины. Следующей дочерней общиной Николаева стал Очаков. В 2008 г. епископ передал дом и приход в Очакове отцам Пиярам (о. Казимеж Вуйцяк). В 2008 г. основана была вторая католическая община в самом Николаеве. О. Хенрык Яворский, священник Люблинской епархии (Польша), стал первым настоятелем прихода Матери Божьей Святого Розария, который свою деятельность распространяет на Корабельный район города Николаева.

Большую помощь настоятелям всегда оказывали викарные священники: о. Владимир Дзидух (1993-1994 г.г.), о. Ричард Чайка (1994-1995 г.г.), о. Януш Сульжицкий (1995-1996 г.г.), о. Януш Лис (1998-1999 г.г.), о. Виктор Абельмазов (1999-2004 г.г.), о. Николай Пилецкий (2004-2006 г.г.), о. Виталий Гузь (2006-2009 г.г.), с 2009 г. – о. Петр Бротонь.

В настоящее время в николаевском приходе Св. Иосифа действуют молитвенные группы и другие духовные движения: Божьего Милосердия, Живая Роза Св. Розария, Легион Марии, Францисканский Орден Мирян («терциарии»), Домашняя Церковь, приходской хор «Sursumcorda», благотворительная организация «Каритас». В 1999 г. решением областного совета церкви передано сроком на 50 лет здание бывшей приходской школы, в котором находится краеведческий музей. К сожалению, по сегодняшний день это решение остается лишь на бумаге. Вся наша надежда в Боге.