Польська Громада

Томаш Цесельски (Ополе)
перевод Татьяна Кантоненко

 

Поляки, приход и католические общества в Николаеве XIX-XX в.

 

Город Николаев был основан в 1789 г. по инициативе губернатора Новороссийского края, князя Григория Потемкина. Место выбрал полковник Михаил Фалеев, который полагал, что устье Ингула до Буга наиболее выгодно для постройки порта и верфи, а именно – для того комплекса предприятий, которые строят военные корабли для Черноморского флота, так наз. Адмиралтейства. Привлечение соответственно больших финансовых средств из государственной казны, привело к тому, что производимые Фалеевым строительные работы продвигались очень быстро, и уже в 1792г. в Николаеве насчитывалось 1566 постоянных жителей, а также 271 строение (не считая 270 мазанок и землянок). В 1794 г. один из государственных домов был передан католической церкви, несомненно, с целью привлечения в город поселенцев этого вероисповедания, в основном из стран Западной Европы. Следует это расценивать, в частности, и как привлечение для Адмиралтейства квалифицированных работников, и создание в Николаеве (по планам, уже умершего к тому времени, Потемкина) зоны свободной торговли. Выгодное положение должно было способствовать возникновению крупного торгового центра и заметным это стало благодаря польской шляхте, заинтересованной в развитии черноморских путей торговли зерном и имеющихся больших лесных массивов. Город и возводимые в нем верфи должны были стать огромным рынком сбыта древесины, используемой при возведении домов и постройке кораблей. Поставляемая Черноморской Компанией или купленная в польских краях русскими фабрикантами, она сплавлялась по Днепру и, вероятно, также и по Бугу.  В 1792 г. на преимущества Николаева обратил внимание Станислав Щенсны Потоцки, который не только стал отправлять в него довольно большие поставки зерна, но также начал строительство торгового дома и складов.  Вскоре, открытие порта в Очакове, а затем возникновение Одессы, привело к тому, что поляки перестали интересоваться Николаевом как портом и местом создания торговых представительств.До начала XIX в. из города выехали также российские и европейские купцы. После себя оставили недостроенные склады и рынки, которые еще в 1818 г. привлекли внимание, во время краткого визита в город, Яна Урсына Немцевича. По его мнению, Николаев, все-таки, имел шанс стать важным торговым портом, «как только этот край заселится».

На рубеже XVIII  и  XIX в., Николаев потерял свое значение как торговый порт и центр вывоза зерна за пределы России. Это было результатом не только конкуренции со стороны Очакова и Одессы, но и (а может, прежде всего) решения об образовании на его основе главной судостроительной, ремонтной и снабжающей базы для царского Черноморского флота. В 1794-1795 г.г. в город были переведены все управления Адмиралтейства, постепенно менялся и статус Николаева. Вначале он был подчинен Херсонской волости (?) Вознесенского уезда, как гражданский город, управляемый градоначальником. В 1797 г. он оказался в составе новообразованной Новороссийской губернии, а после ее разделения в октябре 1802 г. стал даже губернаторским городом. Однако в Николаеве не хватало помещений для губернской  администрации и уже 15 мая 1803 г. было принято решение о ее перенесении в Херсон и переименовании губернии на Херсонскую. Некоторое опоздание  этого известия в Причерноморье, привело к тому, что в Николаеве еще успели, 20 мая 1803 г., торжественно отметить начало деятельности губернского управления, которое, через 11 дней, было перенесено в Херсон. Спустя почти два года было принято решение об образовании 20 марта 1805 г. «Николаевского и Севастопольского военного губернаторства». А принадлежащие к нему 2 «адмиралтейских» города и 8 поселков были фактически исключены из подчинения гражданской администрации  Херсонской, Таврической и Екатеринославской губерний, хотя находились на их территории. Только в некоторых случаях они подчинялись Новороссийскому генерал-губернатору, а позднее – Одесскому временному генерал-губернатору.  Николаевский и Севастопольский военный губернатор был одновременно главнокомандующим Черноморского флота и портов, и поэтому на этом посту могли быть люди в чине, хотя бы, вице-адмирала. Из-за поражения в Крымской войне, на основании Парижского договора 1856г. Россия потеряла право распоряжаться военным флотом на Черном море. В итоге произошли постепенные изменения в административно-территориальном устройстве военного губернаторства. В 1856 г. был ликвидирован пост главнокомандующего флота и большая часть морских подразделений, власть в Севастополе постепенно перешла в руки гражданской администрации и окончательно в 1864 г. город вышел из состава военного губернаторства. В военном губернаторстве, которое стали именовать «Николаевским», остались: г. Николаев, 6 самостоятельных поселков («пригородов») и 5 хуторов, которые принадлежали Адмиралтейству. В 1877 г. пригороды вышли из состава военного губернаторства и стали подчиняться гражданской администрации Херсонской губернии. Несколькими годами ранее, в 1871 г., благодаря подписанной в Лондоне конвенции, России удалось отменить ограничения, наложенные на нее Парижским договором. Одновременно с восстановлением военного флота, была восстановлена и должность главнокомандующего Черноморского флота и портов (с 1887 г. также Каспийского), совмещенная с Николаевским военным губернаторством. Оно и еще 5 хуторов (с 1877 г.), на протяжении 23 лет, относились к городу. В 1895-1896 г.г. в Севастополь было переведено управление Черноморского флота и все эскадры военных кораблей, а 5 июня 1900 г. окончательно ликвидировано военное губернаторство. В Николаеве введена должность градоначальника, который  одновременно был комендантом порта.

За многолетнюю историю существования Николаева, его экономическую основу составляли предприятия, входящие в состав Адмиралтейства (верфи), а также мастерские, производящие оснащение для кораблей. Строились, оснащались и ремонтировались военные корабли всех типов: бригантины, канонерки, линейные корабли. Напр., парусный 135- и 120-пушечный корабль нового типа, возведенный и оснащенный в Николаеве, получил название «Варшава». Государственные предприятия в 30-х годах XIX в., приняли даже построенные в предыдущей декаде, две частные верфи. В 1849 г. при Адмиралтействе функционировало 16 небольших производственных предприятий, на которых работало 240 человек. Некоторая часть жителей обеспечивала себя благодаря земледелию. Кроме этого в городе проживали несколько тысяч солдат местного сухопутного и морского гарнизона. Неудивительно, что очень тяжелые времена настали для города после подписания Россией Парижского договора в 1856 г. Ликвидация Черноморского флота означала застой в деятельности предприятий Адмиралтейства. Николаев быстро пришел в упадок. Этот процесс удалось приостановить только в начале 60-х годов, после проведения общественных реформ во всей империи и расширению свободной хозяйственной деятельности в самом городе. После открытия, 1 июня 1862 г., торгового порта, Николаев стал главным центром вывоза зерна. Поначалу только в Одессу, позднее очень динамично возрастал экспорт за пределы России – с 1863 г. по 1867 г. он вырос с неполных 30000 до 1016000 четвертин. С 1871 г. военное производство снова преобразило хозяйственный облик города. В Николаеве возникло предприятие, производящее ракеты для военных целей, а в потенциале Адмиралтейства была грандиозная программа возрождения Черноморского флота. Строились все типы военных кораблей, с составляющими основную ударную  сердцевину флота – линкорами во главе. Первый из них, линкор «Новгород» был заложен 1 апреля 1871 г. Судостроительная промышленность снова стала ведущей в Николаевском военном губернаторстве, а остальные отрасли производства и торговли были направлены до определенного уровня удовлетворения потребностей города и окружающих его деревенских поселений. Негативно это отразилось на «гражданской» жизни Николаева, а также в хозяйственной области. Ситуация стала меняться в 90-х годах  XIX ст., благодаря привлечению частного и иностранного капитала. Это способствовало сооружению, за короткое время, двух больших судостроительных заводов с литейными и сталелитейными цехами, механических заводов и по производству котлов. Так возникло «Акционерное общество судостроительных, механических и литейных заводов в городе Николаеве», называемое «Бельгийским», а также завод Delois и Franus – «Французский». Своими размерами и количеством задействованных работников, они значительно превзошли адмиралтейские мастерские. В городе также возник целый ряд небольших производственных предприятий. Их количество возросло с 131 (в 1880 г.) и 191(в 1890 г.) до 862 (в 1899 г.). Преобладали плавильные, механические заводы и предприятия пищевой промышленности. Следует также упомянуть: два завода сельскохозяйственных орудий (один из них – братьев Донских), предприятие по изготовлению котлов, два лесопильных завода, мельницу, маслобойню и хлебозавод. Государственными были 33 предприятия, а остальные находились во владении частных лиц или обществ. Среди самостоятельных предприятий появились и польские. Стремительно увеличивалось количество задействованных в промышленности и ремесле работников: в 1880 г. – 2085, 1886 – 3306, 1890 – 3672, 1895 -3904, 1899 – 8356. Еще до начала II половины последней декады XIX ст., большинство из них работало на государственных предприятиях: в 1880 – 60%, в 1883 – 93%, в 1895 – 64%, а в 1899 – только 18%.  В начале XX в. Николаев стал быстро развиваться как центр судостроительной, металлической и механической промышленности. В 1908 г. объединились 2 крупных частных завода (« Бельгийский» и «Французский») в один, который стали называть «Наваль». На нем строились различные типы кораблей (от линкоров до подводных лодок), а также орудия, пушечные снаряды, станки и котлы, турбины, стальные элементы мостов, рельсы, товарные вагоны и т.д. В 1912 г. было частично приватизировано Адмиралтейство, которое разделилось на специализированные предприятия: судостроительное, ремонтное и механическое – Руссуд», «Балтвод», Ремсуд» и «Темвод».

В последней четверти XIX в., особенно в 90-х годах, возросло значение Николаева как торгового порта, в местном и международном товарообороте. Это произошло благодаря развитию железнодорожных путей сообщения, углублению судоходного пути из Очакова (1887), но, прежде всего, постройке торгового порта в 1890-1893 годах. Город постепенно стал конкурировать с Одессой. В Николаевском порту осуществлялась погрузка все больше ввозимых и вывозимых товаров, в направлении Россия-зарубежье, в 1878-1889 г.г. перевезено ок. 35 млн. пудов различных грузов, а в наиболее удачном 1894 г.- 88,8 млн. пудов. На границе столетий экспорт и импорт товаров через Николаев снизился почти до 31 млн., а в первой декаде XX в. увеличился до 45 млн. пудов. Значительную и преобладающую долю в вывозимых товарах, составляло зерно. В начале XX ст.  через Николаевский порт проходило ок. 1/5 части его экспорта.

На развитие Николаева существенно повлияла слаборазвитая коммуникативная, муниципальная, просветительская и культурная инфраструктура. Только 28.08.1873 г. была построена первая железная дорога, которая соединила Николаев со Знаменкой. И хотя это присоединило город к российской сети железных дорог, но в целом не обеспечивало непосредственного сообщения с важными городами региона. В 1880 г. завершено строительство железной дороги до Харькова, в 1907 г. – до Херсона и только в 1914 г. – до Одессы. Коммуникация в пределах города  возникла в 1897 г., когда была введена в действие первая линия конного трамвая. Электрического ждали до 1914 г. Намного раньше, ок. 1890 г. возникла в городе телефонная связь. В начале 90-х годов XIX ст. в Николаеве было керосиновое освещение, а  затем – электрическое. Город располагал сливной канализацией (для дождевой воды) еще в конце XVIII ст., но  обычную канализацию начал строить только в начале XX ст. и только на двух главных улицах. Первый водопровод проведен был в 1904 – 1910 г. В январе 1865 г. начала выходить газета «Николаевский вестник», а в 1913 г. издавалось 5 газетных изданий. До начала XX ст. была слабо развита сеть культурных заведений, а в 1913 г. действовало 12 театров и развлекательных учреждений. Начиная с 1862/1863 г., когда были созданы 2 гимназии и 19 начальных школ, интенсивно начала развиваться сеть просветительных учреждений. Однако еще на протяжении 20 лет в Николаеве не было достаточного количества действующих в нем научных и других просветительных учреждений. Это были: географическое общество, обсерватория, 4 библиотеки, морская школа, 3 гимназии,  реальное и «примерное» („wzorcowe” ?) училище. В 1913 г. существовало уже 17 средних школ. Долгое время они не пользовались хорошей репутацией и не привлекали польскую молодежь из города, а местная диаспора была представлена рабочими и служащими, которые не могли дать детям даже элементарного образования. В 1893 г.  в 3-х гимназиях обучалось 19 детей из польских семей, в 4-хгодичном ремесленном училище (готовившего к работе в Адмиралтействе) -4 чел. и в начальной морской школе -4 чел. В 1904 г.  во всех средних школах  обучалось 82 поляка.

В целом, почти всю II половину XIXcт., коммунальная, культурная и просвещенческая инфраструктуры, а также возможности работы,  не привлекали к поселению в Николаеве, хотя город имел более выгодные территориальные, гидрографические и климатические условия, чем Херсон, а возможно и Одесса. К тому же, неудачные эксперименты поспешно и беспорядочно возводимого Херсона, привели к тому, что в Николаеве особенное внимание уделяли эстетической стороне и функциональности плана города. В итоге, возник город, заслуживающий внимания приезжих. Обратил на это внимание летом 1791 г. консул Польши в Херсоне  Антоний Заблоцкий: «Город, который два года тому начался с землянок, ныне изобилует двухэтажными постройками и великолепной роскошной архитектурой. В нем также есть костел, гостиный двор, ратуша с магазинами…». Спустя 25 лет Немцевичу особенно понравился, построенный  в 1805 г. «прекрасный» понтонный мост на реке Ингул, а о самом городе написал  так: «Хотя Николаев не дошел до того великолепия, которое было для него намечено, все же, это весьма значительный город. Все общественные постройки, жилище адмирала – изумительны». Хорошую оценку дал городу 60 лет спустя автор статьи, помещенной в подготовленном к печати в 1885 г.(а изданном в следующем году) 7 томе «Географического словаря Польского королевства…». Прежде всего он оценил обширные зеленые земли и широкие улицы, хотя на последних поражало его «болото неимоверное». Среди других городов Николаев отличался небольшим количеством православных церквей (в сравнении с числом жителей). В первой половине 80-х годов ХІХ в. их было 8 по отношению к 5 святыням других вероисповеданий: 2 синагогам (талмудистов и караимов), церкви евангелистов, католической церкви и мечети.

Особый статус Николаева в ХІХ в. сильно отразился на его демографическом развитии. В первых декадах, после его основания, Адмиралтейство привлекало новых поселенцев, способствуя динамическому приросту количества жителей. В 1822-1823 г.г. в Николаеве и прилегающих к нему поселках проживало ок. 11000 чел. Большую часть их составляли евреи, но только до того времени, пока не вышел царский указ 20 ноября 1829 г. об их выселении из Николаева и Севастополя. Тогдашнему николаевско- симферопольскому губернатору, адмиралу Алексею Грейгу удалось оттянуть исполнение этого распоряжения. Но после его отставки, евреи вынуждены были покинуть оба города военного губернаторства до 31 декабря 1836 г. Вопреки опасениям Грейга, это не вызвало каких-то катастрофических последствий для хозяйства или демографии Николаева, который все же привлекал поселенцев других национальностей и религий. Не исключено, что были среди них и поляки. В 1850 г. в Николаеве проживало 40838 человек, и была среди них большая группа католиков. Во время Крымской войны, с территории военного губернаторства была выслана целая группа нерусских людей. К тому же, после заключения Парижского мира, внезапно пришла в упадок экономика города. Результатом этого был процесс уменьшения жителей города. Число жителей сократилось в  1856-1860 г.г. с 44280 до 32174. Этот процесс стал развиваться в обратном направлении с 1862 г., когда вместе с открытием торгового порта, город вновь стал развиваться хозяйственно. Перепись 1863 г. показала, что в городе проживало 43062 человек. Спустя 12 лет, в апреле 1875 г. на территории военного губернаторства (город, 6 пригородов и 5 хуторов) проведена перепись, в которой были учтены критерии вероисповедания и национальности. Во всем губернаторстве    проживало 82805 человек: 45131 мужчин и 37674 женщин. В городе – 60328 человек, из-за присутствия военного гарнизона преобладало количество мужчин над женщинами (33931 и 26397). По вероисповеданию значительно доминировали православные –  87%, на втором месте были евреи – 9%, на третьем – католики – 2,8% (2354). Доля остальных общин была меньше 1%:протестанты, караимы, раскольники, мусульмане. Относительно родного языка, в переписи указано более 22 национальностей. Самую многочисленную группу составляли приверженцы русского языка – 87%, следующее место занимали евреи – 8,3% (но в городе – 18,85%), поляки – 2,1%, немцы – 1,5%, остальные группы насчитывали от 486 (караимы) до 1 человека (венгр и литвин). В первой половине 80-ых г.г. ХIX в. Николаев имел уже 73861 жителей и занимал площадь 22,76 кв.км. По переписи 1897 г. в николаевском военном губернаторстве, состоящем только из самого города и 5 хуторов, проживало 92012 чел. По вероисповеданию выделялись 14 религий, среди них одна обозначена как иная христианская (1 чел.). Перепись показала уменьшение доли православных (вместе со старообрядцами исповедующие единоверие) до 73,1%, при возрастании приверженцев иудаизма до 21,2%. Далее следовали: католики римского обряда – 3,6%, лютеране – 1%, караимы – 0,6%. Представителей других религий было от 6 (англиканцы) до 112 (мусульмане) – 128 (старообрядцы). Если говорить о национальных группах, относительно родного языка, то по переписи их было 39 (плюс 3 чел., которые не указали своего родного языка). И вновь, самыми многочисленными были русские (66,3%), далее – евреи (19,5%), украинцы (8,5%), поляки (2,8%), немцы (0,9%), татары (0,6%). Другие национальные группы составляли до 0,2% каждая, а в целом – до 1% жителей военного губернаторства. Перепись 1899 г., учитывая иные критерии, указала число постоянных жителей в губернаторстве -84338, а в городе – 79283 человек. На рубеже столетий город развивался динамично, относительно  демографической стороны. В документах 1900 г. речь идет уже о 100000, а в начале  второй декады ХХ в. даже о 125000 жителей.

На  основании сохранившихся источников, невозможно однозначно определить, с какого времени поселились в Николаеве поляки. В литературе, по этому поводу, можно найти информацию о том, что в ближайшей деревне Петрово-Солониха, а также в принадлежащей Адмиралтейству Калиновке (которая уже в 1861 г. была фактически присоединена к городу), в 1789 г. поселили прибывших поселенцев из Малороссийских мест и беженцев с польских земель, не имеющих документов. В соответствии с законными решениями, касающимися массового заселения Новороссийского края, следует отметить, что это было русско-казацкое поселение, православного вероисповедания, не имеющего ничего общего с польской или литовской национальностью. Военный характер города и его ближайших окраин был причиной того, что здесь не селилась польская шляхта. Хотя, на основании указа Павла I (от 5 июля 1795 года), она имела право владеть казенной землей в Новороссийском крае. Во всяком случае, до начала 60-х годов ХIX века, гарнизонный город был мало привлекателен для польской шляхты из-за отсутствия просветительских и культурных заведений, тем более, что в нем не было условий для быстрого роста благосостояния. Безусловно, город не мог конкурировать с Одессой и, даже, с Херсоном, неблагоприятным для проживания, но являющимся резиденцией губернаторских властей. Однако, в Николаеве встречалась категория жителей, непосредственно связанных с гарнизонными городами, т.е. солдаты. Все же, невозможно определить, с какого времени поляки служили в подразделениях, временно располагающихся в Николаеве. Но известно, что уже в первой декаде ХIX в. были направлены туда рекруты с западных губерний Российской империи. После подавления январского восстания, в Новороссийское генерал-губернаторство были принудительно сосланы поляки, служащие в царской армии. В близлежащем Херсоне находилась довольно большая часть из 492 солдат, направленных на службу в арестантские крепости. Выдающийся знаток данной темы, Веслав Цабан,  обозначил на прилагающейся к своей работе карте: Николаев, Кинбурн, Симферополь, Севастополь и Новороссийск, как места службы поляков в Российской империи, в 1832-1833 г. Вплоть до І мировой войны, в причерноморские гарнизоны направлялись рекруты из Польского королевства. Согласно реформе 1834 г., они были взяты в армию на 20 лет; и еще 5 лет т. наз. неограниченного отпуска (запаса). С 1859 г. постепенно сокращался срок действительной службы. Сначала до 15 лет (+5 лет запаса), в 1868 г. до 13-10 лет (+7 и 10 лет запаса),  в 1874 г. – 6 лет (+9), позднее -5, а с 1906 г. (в зависимости от рода вооружения  в сухопутных войсках) до 3-4 лет. В1874 г. большим был срок действительной службы во флоте: 7 лет (но только 3 в запасе), а с 1906 г. –  5 лет. Некоторая часть солдат, после прохождения такой долгой службы (особенно до реформы 1874 г.), не решалась возвращаться в родные края, с которыми их уже мало что связывало. Они оставались на месте, взявшись за работу, не требующую высокой профессиональной квалификации. Вероятнее всего, что именно из группы отслуживших солдат, формировалась многочисленная (среди польской диаспоры) наемная служба. Наверное, таким же образом селились поляки и в Николаеве, в первой половине ХIX в. До последней декады ХІХ в. не стоило и ожидать образования  многочисленной группы высококвалифицированных заводских работников. На таковых не было в городе большого спроса. Ситуация изменилась только после ввода в действие обоих предприятий, которые вошли в 1906 г. в состав «Наваля». Отдельную группу составляли поляки, приехавшие в Николаев из сельских районов Херсонской губернии. В связи с этим, необходимо отметить определенные временные периоды. Сначала появились большие польские поселения в Херсонской губернии. Возникли они в 40-х годах ХІХ в. Поселенцами были выходцы из обнищавшей шляхты, так наз. «однодворцев», в основном, с территорий нынешней Литвы и Беларуси. Один из таких поселков – Киселевка -  был основан в 50 км от Николаева. Свободное перемещение крестьянского населения в город стало возможным только в начале 60-х г. ХІХ в. C этим также связан приток в города Причерноморья большой группы польской интеллигенции. В основном, это были врачи, фармацевты, адвокаты и нотариусы.

В составленных (в 1835 и 1859 г.г.) т. наз. «ревизских сказках», можно найти польские фамилии: Котловские, Райковские, Петриковские. О том, что в Николаеве, в третьей четверти ХІХ в., существовало небольшое польское поселение, свидетельствуют сохранившиеся метрические книги костела св. Иосифа: усопших (в1857 -  1871г.) и венчаний (с 1868 г.). В 1857 г. большинство из зарегистрированных умерших, составляли маленькие дети служащих солдат Николаевского гарнизона. В 1858 г. вследствие смертных эпидемий коклюша и скарлатины, умерли дети рабочих – Феликса Тхужевского и Марчина Садовского. В последующие годы возросло количество зарегистрированных умерших взрослых. Среди них были такие, как доктор Стратион Франковский, аптекарь Адам Гусаковский, ювелир Юзеф Крушевский. Были они родом из Варшавы и Любельщины.

В Николаеве, поляки, исполняющие т. наз. «свободные работы», появились немного раньше. Людвик Опацкий (род. 1786 – умер ок. 1854) в 1827- 1831 г.г. был главным архитектором строительной комиссии департамента Черноморского Адмиралтейства. Затем (в 1831 г.) стал, первым в истории Николаева, городским архитектором. В этой должности он был до 1849 или 1850 г. Третьим, среди городских архитекторов, был Альберт Неселовский (в 1850- 1854 г.г.). Со строительной администрацией был связан и Теофиль Брусницкий, который в 1860 г. был городским инженером.

Первая перепись, которая позволяет судить о численности польских поселенцев в Николаеве, относится к 1875 г. О польском языке, как родном, засвидетельствовали 1734 жителя Николаевского военного губернаторства. Составляли они третью часть от количества народно – этнических групп. Почти все они проживали в самом городе. В то же время, в пригородах – Березнеговатое, Богоявленск, Калиновка, Воскресенск, хуторах Погорелово и Водопой – проживало всего 43 мужчин и женщин, имеющих польское происхождение. В первой половине 80-х г. ХІХ в. представителей городского польского населения насчитывалось около 2500 человек, (что составляло 3,3 % от общего числа жителей). Если доверять записям первой (и единственной) всеобщей демографической переписи, то до 1897г. количество поляков не увеличилось, т.к. насчитывало 2612 чел. По численности они переместились на четвёртое место из-за того, что украинцев начали считать отдельно от русских. Их процентное соотношение возросло с 2,1 % в 1875 году до 2,84 %. Так как среди них большинство служило в армии, то преимущество составляли мужчины.

В последующие годы численность николаевской Полонии значительно увеличилась – ок. 1905 года было уже ок. 4000 – 5000 человек (что составляло почти 4 % населения города), а ещё 1500 поляков, и даже более, проживало в окрестных местностях, в основном в Киселёвке. Динамическое развитие польской диаспоры подтверждается сохранившимися церковными книгами о венчаниях и рождениях за 1899-1902, 1903-1908, а также 1909-1920 гг.

Структура николаевской польской общины в профессионально – общественной сфере представлена в переписи 1897 г. Её результаты отражены в ниже приведённой таблице.

 

 

Источники содержания

 
Мужчины

(в том числе работающие)

Женщины

(в том числе работающие)

Администрация, суд, полиция 47 (39) 31
Общественные учреждения 6 (2) 2
Частные юридические конторы 7 (3) 4
Вооруженные силы 827 (825) 24
Церковнослужители 2 (1) 3
Просвещенческие учреждения 17 (5)